Учил ли монах Бахира, пророка Мухаммада, (ﷺ) Корану?

Коран и  апокалипсис Бахиры.


Во Имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! Мир и благословение Посланнику Аллаха, его семейству и сподвижникам, а также тем, кто последовал за ним вплоть до Судного Дня!







Критики приводят:

«В сирийской литературе также фигурирует учитель Мухаммада, христианин-еретик Бахира. Известен памятник, возникший в среде восточных христиан приблизительно в IX в. ― «Апокалипсис Бахиры» (для сравнения: аль-Бухари – 810 – 870 гг.). Этот текст дошел до нас в нескольких сирийских и арабских рукописях, находящихся в европейских библиотеках, представленных также в труде проф. Р. Готтейла (Gottheil R. A Christian Bahira Legend).
Источник: Gottheil R. A Christian Bahira Legend // Zeitschrift für Assyriologie. 1898. https://archive.org/details/AChristianBahiraLegend

Как в арабских, так и в сирийских рукописях монах Бахира представлен ответственным за написание Корана, сирийский монах Бахира предстает автором Корана»В «Апокалипсиса Бахиры» записаны продолжительные беседы Мухаммада с Бахирой, в которых монах пересказывает своему ученику содержание Священного Писания и основных догматов и убеждает его в наличии у него дара пророка, призванного дать арабам новое учение.

Источник: Gottheil R. A Christian Bahira Legend // Zeitschrift für Assyriologie. 1898.  

Во-первых. Готтейл предполагает, что Апокалипсис Бахиры был написан некими людьми из сиро-говорящих сообществ, живущих в или около Персии. Тюрки упомянуты в 3-ей части. Сельджуки создали своего первое царство под началом Тогрул-бека (умер в 1063 году)

1 92 R. Gottheil
suppose that the Bahira apocalypse was written by some one among the many Syriac-speaking communities in or near Persia. The Turks are mentioned in the third part. The Seljuks founded their first real kingdom under Toghral Beg (died 1063).

То есть данный "Апокалипсис Бахиры" содержит ряд сведени 9 и 10 веков н.э, что уже само-по себе говорит против того, что это является "Апокалипсисом Бахиры".

Во-вторых, данном Апокалипсисе содержится много безосновательных и без почвенных высказывание.
Например той же книге Готтейл говорить:
"В нашем арабском тексте говорится, что он уроженец Антиохии, в сирийском - Тершон в Палестине. В тексте Б, в конце запси, он уроженец Бет Гармая - что подходит моему отождествлению. Город его рождения здесь указывается как Шушан."
См." A christian Bahira legend" стр.198.
Пророк (ﷺ) никогда не был в Антиохии.

В той же "Апокалипсисе" на стр. 228 написано, про то что, мол Бахира сказал пророку (ﷺ) : Я напишу  для тебя книгу и научу тебя. В [определенную] пятницу я поставлю ее на роге коровы. Иди и собери людей в одном месте. Садись между ними и скажи: «В этот день Господь пошлет  вам с небес великую книгу, законы и уставы, которыми вы будете руководить всю свою жизнь ». Когда увидишь приходящую корову, встань с места своего, иди  к ней и возьми книгу с ее рог на глазах всего народа твоего. Тогда скажите им: «Эта книга сошла  с небес, от Бога. Земля  не была достойным его принять; Поэтому эта корова получила это на своей роге. С того дня книга называлась "Сура аль-Бакара".

А то что сура Бакара ниспосилалась частями и при свидетелях,  в Медине, это после десятьи лет пророческой миссии, когда на тот момент Бахиры не было в живых, ни чуть не смущает автора.

Возможно, исламофобы сами не читают того, что пишут. В их цитате говорится, что «этот памятник (Апокалипсис Бахиры) возник в среде восточных христиан приблизительно в IX в». Ведется повествование от лица Бахиры. Бахира никак не мог составить этот документ в 9-ом веке, он был уже мертв пару столетий. Значит, кто-то выдумал и составил в 9-ом веке от лица Бахиры этот текст.

Доказывает ли это то, что некий монах научил Пророка, (ﷺ), Корану? Конечно же, НЕТ. Кто-то (даже неизвестно кто) составил текст от имени умершего две сотни лет назад человека, и мы должны поверить этому тексту?

Большинство востоковедов сходится на том, что Апокалипсис Бахиры был составлен в 9-ом веке христианскими апологетами, чтобы хоть как-то опровергнуть Ислам (очень похоже на методы современных исламофобов). Чтобы не быть голословными, приведем цитаты ученых насчет этого Апокалипсиса Бахиры.

Майкл Филип Пенн (Michael Philip Penn) указывает в сносках своей работы «Envisioning Islam: Syriac Christians and the Early Muslim World» - Sergius Bahira’s predictions in the first apocalypse of the Bahira Legend are historically accurate until events that are set after 810s, strongly suggesting that this section was written during the fourth fitna.

Перевод: «Предсказания Сергия Бахиры в первом апокалипсисе Легенды Бахиры исторически точны до событий, которые произошли после 810-х годов, очевидно указывая, что эта часть была написана во времена 4-ой фитны».

В самой книге (стр. 87) М.Ф. Пенн пишет: «Most likely in reaction to the turmoil brought about by the fourth fitna, a Syriac Christian composed the earliest surviving Abbasid era apocalypse. Soon afterward, someone added a dialogue and then a second, related apocalypse. The character Sergius Bahira linked these three sections, and the resulting text is known as the Bahira Legend». – «Вероятнее всего, в ответ на смятение, которое было вызвано 4-ой фитной (смутой), сирийский христианин составил наиболее ранний в Аббасидский период выживший апокалипсис. Вскоре после этого, кто-то добавил диалог, и затем второй, связанный апокалипсис. Персонаж Сергий Бахира связал все эти три части, и получившийся текст известен как «Легенда Бахира».

Также М.Ф. Пенн обращает внимание, что этот апокалипсис показывает очень точное знание истории Халифата и даже включают отсылку к осаде халифом аль-Ма’муном Багдада. Однако историческая точность заканчивается после описания событий середины 810-х годов. Также Пенн указывает, что Апокалипсис Бахиры по сути использовал также материалы другого Апокалипсиса – Псевдо-Мефодия (7-ой век), и как Псевдо-Мефодий предсказывает, что «царь греков уничтожит царство измаильтян». Удивительно также и то, что, по словам Пенна, христианская легенда о Бахире была популярна, что «манускрипты» с этой легендой создавались даже в 1970-е годы.

Также указывается, что автор этого Апокалипсиса явно был знаком с практикой мусульман, поскольку он описывал дневные практики мусульман, общие представления мусульман об Иисусе, о Коране и т.д. «Чтобы повествование было эффективным, аудитория 9-го века также должна была знать хорошо эти детали» - заключает Пенн.

И уже с последним высказыванием возникает вопрос: как это мог написать Бахира, если основные практики мусульман, вопросы поклонения и прочего, были установлены так, как они есть сейчас только с ниспосланием аята: «Сегодня Я завершил для вас вашу религию и довел до конца Мою милость к вам, и одобрил для вас Ислам в качестве религии» (аль-Маида 5:3)? Этот аят был ниспослан посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в Мекке, на горе 'Арафа, в прощальном хадже, в день джум'а, после которого он, да благословит его Аллах и приветствует, умер незадолго после этого, через 81 день, как передается в тафсире имама ат-Табари. Т.е. этот аят был ниспослан в последний год Пророчества. До этого порой положения религии изменялись.

Сидней Харрисон Гриффит (Sidney Harrison Griffith) в своей работе «The Church in the Shadow of the Mosque: Christians and Muslims in the World of Islam», стр 38, пишет: «Syriac-speaking, Christian writers in early Islamic times were also adept at borrowing elements from Islamic religious tradition and turning them to a Christian purpose». An example is the work begun by a now anonymous Syriac author of the late eighth or early ninth century called by its own editor, «A Christian Bahira Legend». Перевод: «Сироговорящие христианские авторы во времена раннего Ислама также заимствовали элементы из исламской религиозной традиции и обращали их для целей Христианства. Примером этого может служить работа, на данный момент анонимным сирийским автором конца 8-ого или начала 9-ого века, названная своим автором «Легенда христианина Бахиры». Обратите внимание, Гриффит пишет «на данный момент анонимным» - т.е. теперь признано, что Бахира не мог быть автором этой «Легенды», в большинстве случаев признается, что эта книга была выдумана сирийскими христианами.



Теперь, Гриффит, прямо под приведенным нами высказыванием о том, что это выдумка христиан 8-9 вв., делает ссылку на другого автора - на Ричарда Готтейла, чьи работы цитируется исламофобами для того, чтобы доказать правоту этого «Апокалипсиса Бахиры».

Еще одна работа Сиднея Х. Гриффита примечательна уже своим названием, она не нуждается в особом прочтении или цитировании из нее. Работа называется: «Muhammad and The Monk Bahira: Reflections on a Syriac and Arabic Text from Early Abbasid Times» - «Мухаммад и монах Бахира: Размышления по поводу сирийского и арабского текста из раннего Аббасидского периода». «Текст из раннего Аббасидского периода» - этой фразы достаточно.

В коллективной монографии «The Image of the Prophet between Ideal and Ideology: A Scholarly Investigation» на стр. 207 мы находим следующие слова: «The fear of Christians and Muslims is clearly expressed in the Apocalypse of Bahira, dated between 817-24, i.e. during the reign of Caliph al-Ma’mun» - «Страх христиан и мусульман открыто выражен в Апокалипсисе Бахиры, датированном между 817-24, т.е. во времена правления халифа аль-Ма’муна». В другом отрывке говорится: «The Apocalypse of Bahira undoubtedly has a Syrian background: the predictions about the Antichrist, Gog and Magog, the four kingdoms (the Turks as the last kingdom), and the Final Judgement are based on the 8th century Apocalypse of Daniel and Ezra – “Апокалипсис Бахиры несомненно имеет сирийские корни: предсказания об Антихристе, Гоге и Магоге, четырех царствах (Царство тюрков как последнее царство) и Последний Суд основаны на Апокалипсисе Даниэля и Эзры, 8-го века.

В статье «A Christian reading of the Quran: The Legend of Sergius-Bahira and its use of Qur’an and Sira» Барбары Роггема (Barbara Roggema) говорится: «It probably originates in the third/ninth century, but it has undergone several redactions». – «Он (Апокалипсис Бахиры) вероятно возникает в 3 веке хиджры/ 9-ом веке н.э., но проходит несколько редакций».

Также Б. Роггема указывает, что в «Апокалипсисе Бахиры» (сирийской, арабской версии) цитируется Коран, при этом «some «verses» are a combination of several Quranic phrases and some are not Quranic at all. Like the rest of the legend, the verses are written in Middle Arabic» - «некоторые «аяты» - комбинация коранических фраз, и некоторые из них вообще не из Корана. Как и остальная часть легенды, аяты написаны на «среднеарабском».

Джошуа Блау (Joshua Blau) отмечает, что Middle Arabic (среднеарабский, средневековый арабский) «is the linguistic result of the great Arab conquests during the seventh century A.D.» - «лингвистический результат великих арабских завоеваний 7-ого веке н.э».

Вопрос: как можно поверить в эту чепуху про «Апокалипсис Бахиры», если «среднеарабский», на котором, по словам Б. Роггемы, написаны аяты в Апокалипсисе и некоторые версии, если этот «среднеарабский» (Middle Arabic) появился в результате арабских завоеваний, а Коран был ниспослан на диалекте курайшитов? И еще странный вопрос: как мог монах Бахира, судя по всему говорящий тогда, как и большинство население Сирии, на сирийском языке – мог «подсказать» Пророку, мир ему и благословение, Коран на чистейшем курайшитском диалекте арабского? Даже если предположить, что Бахира мог владеть арабским (как и некоторые арабы-христиане Сирии), то он скорее говорил бы на диалекте таглибитов (Бану Таглиб) или таййитов (Бану Тай). И то, тогда практически все диалекты арабского за пределами Аравийского п-ова были сильно искажены. Не зря Всевышний доверяет свое Послание арабу из Хиджаза, мир ему и благословение, и ниспосылает его на чистом арабском языке.

Барбара Роггема также разбирает некоторые аяты, приведенные в Апокалипсисе Бахиры. Многие аяты, якобы «рассказанные» Бахирой Пророку, мир ему и благословение, по какому-то совпадению (на самом деле нет) приводятся в пользу христиан. Так, например, якобы Бахира рассказал Пророку, мир ему и благословение, аят из суры аль-Маида – «Ты непременно найдешь самыми лютыми врагами верующих иудеев и многобожников. Ты также непременно найдешь что ближе всех в любви к верующим являются те, которые говорят: «Мы – христиане». Это – потому что среди них есть священники и монахи и потому что они не проявляют высокомерия» (5:82).

На самом деле, это очень забавно. Почему? Потому что аят говорит, что «христиане ближе всех в любви к верующим», т.е. понятия «верующие» и «христиане» разделяются. Какой смысл христианскому монаху говорить такое, якобы чтобы научить араба Христианству?

Другой такой забавный пассаж – это как «Бахира» «научил» Пророка (ﷺ) суре аль-Ихляс. Якобы Бахира говорит в Апокалипсисе, что специально сказал Пророку (ﷺ) про Аллаха – ас-Самад: «Я уподобил Бога тому, кому они обычно поклонялись и сказал, что он – Самад, не слышащий и не видящий, как камень». В этом выражается незнание автора Апокалипсиса Корана, Ислама и арабского языка. Самад, Ас-Самад – это одно из Величайших Имен Аллаха – «Вечный», «Самодостаточный», «Единый», «Тот, к кому все обращаются в нужде». Сказал ибн Аббас: «ас-Самад - это Знающий, Который обладает совершенным знанием и Могущественный, Который обладает совершенным могуществом». В другое версии: «ас-Самад - это Господин, в Котором совмещены все виды власти и господства». Абу Ваиль сказал: «ас-Самад - это Господин, власть Которого выше всех». Са’ид ибн Джубейр сказал: «ас-Самад - это Совершенный во всех Своих атрибутах, действиях и словах».

Становится также забавно, ведь якобы по этой легенде, Бахира пытался учить Пророка, мир ему и благословение, Христианству и отвратить арабов от идолопоклонства. И для этого Бахира якобы уподоблял Бога и учил, что Он – как камень?! Неслышащий и невидящий?! Каким глупцом надо быть, чтобы придумать этот Апокалипсис, и каким глупцом надо быть, чтобы в это поверить?

В книге Apocalypse of Islam (автор – Жан-Пьер Фию – Jean-Pierre Filiu), стр. 201 говорится: «In fact, the Apocalypse of Bahira is apocryphal, having been composed in 820» - «На самом деле, Апокалипсис Бахиры – апокриф, составленный в 820 году».

Коллективная монография Peoples of the Apocalypse: Eschatological Beliefs and Political Scenarios также не отличается от выше приведенных книг и цитат. На стр. 227 говорится: «The Christian Apocalypse of Bahira, probably dating from 9th cen., says when describing the invasions of the end of the world, «The Turks, who are like wolves, will come [to attack]» - «Христианский Апокалипсис Бахиры, вероятно датированный 9-ым веком, говорит, когда описывает вторжения Конца Света: «Тюрки, словно волки, придут [для атаки]».



Выводы: таким образом, большинство востоковедов и ученых историков сходится на том, что Апокалипсис Бахиры – это вымышленный документ, составленный скорее всего в 9-ом веке н.э. На это свидетельствует само содержание Апокалипсиса, а также некоторые детали, такие как неправильное использование коранических фраз и цитат, использование «среднеарабского» языка (появившегося в результате арабских завоеваний) при цитировании Корана и при написании варианта Апокалипсиса. Более того, некоторые моменты самого содержания (например, как «Бахира» «научил» Пророка, (ﷺ), аяту 82 из суры аль-Маида или суре аль-Ихляс) показывают полную абсурдность и не состыковки того, что якобы Бахира «обучал» Мухаммада, мир ему и благословение, Корану и пытался обратить его и всех арабов в Христианство. Сама христианская легенда о Бахире появилась в результате переработки мусульманского предания о том, что сирийский монах Бахира встретил Пророка, мир ему и благословение, когда тот был маленький, и предвидел его будущее в качестве Пророка.


Первая поездка Пророка (ﷺ) Мухаммада  в Шам.

"Когда посланнику Аллаха,мир ему , исполнилось двенадцать лет, а по другим сообщениям – двенадцать лет два месяца и десять дней.(См. Ибн аль-Джаузи в “Тальких фухум ахль аль-асар”, с. 7. ) Абу Талиб отправился с ним в Шам поторговым делам, и они добрались до Бусры, находившегося на территории Шама и являвшейся главным городом Хаурана и всех арабских земель, которыми тогда владели
византийцы. В этом городе жил монах по прозвищу Бахира (настоящее его имя было Джирджис). Когда караван остановился там, этот монах вышел к ним и оказал им гостеприимство, хотя до этого он никогда не встречал мекканские караваны. Он распознал посланника Аллаха, , по его приметам и, взяв его за руку, сказал: “Это – господин обитателей миров, и его Аллах пошлёт к людям как милость для миров!” Абу Талиб спросил: “Откуда ты это знаешь?” Он ответил: “Поистине, когда вы приблизились со стороны Акабы, не осталось ни одного камня или дерева, которые не склонились бы до земли, а они не склоняются ни перед кем, кроме пророков. И, поистине, я узнаю его по печати пророчества величиной с яблоко, которая находится ниже плеча, о чём нам известно из наших книг”. После этого он попросил Абу Талиба отправить мальчика назад и не везти его в Шам, так как опасался, что иудеи могут причинить ему зло, и тогда дядя отправил его обратно в Мекку в сопровождении своих слуг."

См. Шейх Абдуллах ан-Наджди, “Краткое жизнеописание посланника, ”, с. 16; Ибн Хишам, 1/180–183. В сборнике хадисов ат-Тирмизи и некоторых других источниках сообщается, что он отправил с ним Биляла, но это явная ошибка, так как в то время Биляла, очевидно, ещё и на свете не было, а если он уже и родился, то его не было ни с Абу Талибом, ни с Абу Бакром. Данный асар, со слов Абу Мусы аль-Ашари который рассказал от своего отца, приводится в " Ас-Суннан" имама ат-Тирмизи (4/496), Абу Нуейм, привел его в книге "Далял ан-нубува" (1/53), аль-Хаким в "Мустадрак" (2/ 615-616). “Зад аль-Ма‘ад”, 1/17. Шейх Альбани, доказал достоверность этой истории в "Мукалят Альбани". стр. 118. изд. "Дар ат-Таус"

Вторая поездка Пророка (ﷺ) Мухаммада  в Шам .

Хадиджа предложила Мухаммаду поехать с ее товаром в Сирию и продать его. Она даст ему самый большой процент, больший, чем кому-либо давала раньше. Он должен взять с собой ее слугу по имени Майсара. Посланник Аллаха принял ее предложение и поехал с ее товаром. Вместе с ним поехал и ее слуга по имени Майсара. Мухаммад приехал в Сирию.
Посланник Аллаха остановился в тени дерева вблизи кельи одного из монахов. Монах внимательно посмотрел на Майсару и спросил его: «Кто этот мужчина, который остановился под тенью этого дерева?» Майсара ответил ему: «Этот мужчина из племени Курайш, житель Мекки». Монах ему сказал: «Никто не останавливался под этим деревом никогда, кроме Пророка». Потом Посланник Аллаха продал свой товар, который привез, и купил то, что хотел. Потом отправился с караваном в Мекку вместе с Майсарой. Как утверждают, в полуденный зной, когда особенно усиливалась жара, Майсара видел двух ангелов, которые прикрывали от солнца Мухаммада, ехавшего на верблюде. Когда Мухаммад приехал в Мекку к Хадидже с ее товаром, она продала товар, привезенный им. И сумма товаров почти удвоилась. Майсара передал Хадидже разговор, состоявшийся у него с монахом, рассказал и об ангелах, прикрывавших Мухаммада тенью.
См. Ибн Хишам, 1/187–188. Также эта история приводится в "Табакат аль-Кубра" Ибн Саада. хадис № 373, 288 , и Ибн Асакир в "Тарих Димашк" (61/315)- но в иснаде этих сообщения есть слабость. В обоих иснадах присутствуют слабые и неизвестные передатчики.

1.Мухаммад ибн Умар - слабый, Хатыб аль-Багдади, Ибн Хаджар , имам Ахмад, сказали: он отвергаемый.
2.Муса ибн Шейба - Ахмад ибн Ханбал считал его "отвергаемый" в хадисах. Ибн Хаджар сказал: его хадисы ничто.
3. Амира бинти Убайдуллах ибн Кяаба ибн Малика. Неизвестна- маджхул

Относительно достоверности второй встречи с Бахирой есть сомнения.Но даже и в этой встречи пророк мир ему, не общался с монахом. 
Обратите внимания, на то, что в обоих сообщениях приводится не со-слов пророка мир ему, а со слов свидетелей этих истории, что само-по себе говорить в пользу истинности его пророчества. Ведь монах Бахира, определил в нем как будущего пророка. И в обоих случаях были свидетели с пророком мир ему, и ничего подобного Бахире не учил пророку мир ему, иначе это узнали бы и те, кто передал эти истории.

Вывод: Критики умышленно не говорят об этих фактах.
1.Пророку мир ему, было 12 - лет когда он мир ему впервые встретился с монахом Бахирой, то пророк мир ему, не был один с ним, а со своей дядей и другими курайшитамы, и в этой встречи, ничего кроме подтверждение его пророческой миссии в будущем не говорится.Уж тем более в одной встречи ничего не научишь, кроме того, язык Бахиры не был чистим арабским языком. И вообще зачем это нужно Бахире?

2.Во второй раз, пророк мир ему даже не общался с монахом. Более того, это Майсара передал слова монаха, Хадидже, да будет доволен ею Аллах.


Что касается Моисея Каланкатуйского, то также насчет его работы имеется сомнение среди ученых.

О сирийском монахе Бахире имеется информация как в исламских источниках, так и в христианских.
Так, армянский историк VII в. Мовсес Каланкатуаци упоминает об учителе Мухаммада в третьей книге «Истории страны Алуанк»:
«….Бахира позвал Мухаммада к себе и стал учить (его) Ветхому и Новому заветам по Арию, который считал Сына Божьего творением….А невежественное языческое и льстивое племя то, дивясь его рассказам о чудесах, спрашивало Мухаммада: «Откуда же ты знаешь [все] это?» А Мухаммад обманывал простодушное племя свое и говорил: «Ангел говорит со мной, как говорил с одним из первых пророков, говоривших с Богом». Тогда они тайно назначили соглядатаев, чтобы узнать, кто рассказывает ему это, или откуда он знает все это? Мухаммад же, узнав об этих изменниках, тайно убил своего лжеучителя и зарыл его в песок. Затем он сел там, на том же месте, и [когда пришли] соглядатаи, сказал им: «Вот здесь является мне ангел и рассказывает о великих чудесах». И он [отшельник] велел рассказать дикому племени тачиков все то, чему он научился у скверного учителя [своего] (Бахиры) и потребовал, чтобы об убежище его не знал никто».
Источник: Мовсес Каланкатуаци «История страны Алуанк» .


«Первоклассным источником по истории хазар является «История албан» Моисея Каланкатуйского (Каганкатваци), уроженца с. Каланкатуйк в области Ути (совр. Азербайджан). В настоящем своем виде — это бесхитростная компиляция, в которую включены материалы предшествующих авторов, частично уже не сохранившиеся. Моисею Каланкатуйскому, имя которого присвоено всему сочинению, по-видимому, принадлежат основные части I и II книг «Истории», написанные в VII в. современником и даже участником некоторых изложенных в ней событий. В X в. труд этого автора был переработан и дополнен данными, относящимися к VIII—X вв. Он содержит ряд ценных живых наблюдений над бытом тюркюто-хазар. Важны также имеющиеся в нем сообщения о царстве гуннов в Дагестане и о войнах хазар в Закавказье».

Источник: Артамонов М. И. 2013 г. "История хазар.стр.18".



Сама «история страны Алуанк», якобы принадлежащая Моисею Каланкатуйскому, по версии ученых, принадлежит на самом деле Мовсесу Дасхуранци:

«Movsēs Dasxurancʿi is the presumed author of the History of the Ałuans translated into English by C. J. F. Dowsett (The History of the Caucasian Albanians by Movses Dasxurançi, London, 1961). The most ancient part of this history in three volumes may probably be attributed to the catholicos Viroy (596-630), but the last hand is undoubtedly of the 11th century».

Источник: Armenia and Iran. v. Accounts of Iran in Armenian sources — статья из Encyclopædia Iranica. M. Van Esbroeck.

Выводы: Моисею Каланкатуйскому, который якобы написал в 7-ом веке, что Пророка, мир ему и благословение, учил монах Бахира, приписано сочинение «История страны Алуанк». Многие ученые сходятся на том, что это - коллективный труд, составленный в итоге из нескольких частей,написанных в разных веках. Авторство самого труда, или последней его части, приписывается Мовсесу Дасхуранци, и это X век н.э.


Хвала Аллаху Господу миров.

Поделись статьей:

Share on FacebookTweet on TwitterPlus on Google+